Тексты песен

Голосование
Проголосуй за любимую песню Валерии

Ближайший концерт
Ближайший концерт Валерии
Голосование
Проголосуй за любимую песню Валерии

Фото

"У меня все больше и больше отличных песен" - интервью газете Труд

Валерия2 декабря в Кремлевском дворце — юбилейный сольный концерт Валерии с презентацией нового альбома «Во мне моя любовь». Накануне певица рассказала «Труду» о том, почему современному обществу нужна серьезная музыка.

 — Валерия, почему юбилейный концерт, посвященный 20-летию вашего творчества, будет состоять из романсов? Почему бы не спеть песни, которые так любят ваши поклонники?


— Очень традиционно сделать отчетный концерт по вашему рецепту, потому что все устраивают юбилейные концерты со своими лучшими песнями. Я на каждом концерте исполняю самое лучшее. Извините за нескромность, но у меня хороших песен становится все больше и больше, и они уже не помещаются в рамки одного концерта. Но я стараюсь их тоже исполнять, зная, что ждут. Что касается этого юбилейного концерта, я не хочу, чтобы все было шаблонно и ожидаемо. В самом начале карьеры я пела романсы и для многих этим запомнилась. Ко мне подходят на концертах и просят снова их исполнить. Вот я и подумала: если люди хотят слышать более серьезные вещи, почему бы не отметить юбилей вот таким образом? Все к этому подошло.

— Ходят слухи, что это будет нечто грандиозное.

— В концерте будет задействован симфонический оркестр Михаила Плетнева под управлением Михаэля Цукерника — дирижера Берлинского филармонического оркестра. Мы готовили этот концерт в течение года, и это была очень большая работа. Необычным, как мне кажется, будет то, что мы не ушли полностью в филармонический жанр, использовав все возможности большого оркестра, а создали новые аранжировки, в которые гармонично вплетается пульсация современной жизни. Я надеюсь, что нам удалось вдохнуть свежесть в старинные романсы. Но самое главное-то, что я буду исполнять шлягеры XX века, написанные великими советскими композиторами. А гостями моего концерта будут Раймонд Паулс, Давид Тухманов, Игорь Крутой. Вот такое мы затеяли масштабное действо.

— Надеемся, не только Москва увидит это?

— К сожалению, мы не сможем гастролировать по стране с этой программой, потому что концерт достаточно затратный. Но мы выступим в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, может быть, в Архангельске и Воронеже. Но точно гастроли состоятся в Германии и в Англии. Зарубежной публике, мне кажется, это будет интересно, потому что репертуар вечный — это классика.

— Вам важно мнение ваших детей о своем творчестве?

— Мой младший сын Арсений успешно аккомпанировал мне на гастролях в Германии. Вообще мои дети — потомственные музыканты, у них прекрасные музыкальные способности, которые достались им по наследству от дедушки, бабушки, от мамы, вся жизнь которых связана с музыкой. И когда выходит новая песня, я советуюсь со всеми моими детьми, потому что мне интересно их мнение, и они его честно высказывают. Иногда приходиться выслушивать вот такое: «Мама, ты извини, твоя новая песня, несомненно, хит, но она нам не нравится».

— Недавно вы сказали, что в ближайшем будущем прекратите отвечать на вопросы о личной жизни. Вас так измучили журналисты?


— Для меня не существует запретных тем. Я отвечаю на любые вопросы, и если что-то вдруг мне не понравится, я вам так прямо и скажу во время интервью. Не люблю никаких заготовок. Но мне кажется, что я настолько «на ладони», что уже хочу поставить точку. Просто устала говорить об одном и том же тысячу раз. Меня уже миллион раз спрашивали: «Как вы познакомились с Иосифом Пригожиным?» Это невозможно слушать. Все об этом знают, а если кто не знает, то в этом нет ничего страшного! Я готова говорить о своей жизни, о своих детях, о творчестве, но думаю, что тема «Личная жизнь Валерии» просто всех достала. Меня в том числе.

— Но многие переживали за вас, зная, какой путь вам пришлось пройти. И, может быть, та семейная история, которая случилась с вами много лет назад, превратила вас в сильную личность?


— Мои родители говорили, что я всегда, с детства, проявляла сильные черты характера, несмотря на ту деликатность, ранимость, которые мне были присущи. И то, что мне пришлось пережить в браке с Шульгиным, пошло только мне на пользу. Сегодня я умею отличить плохое от хорошего, умею сопереживать. И я ни о чем совершенно не жалею, искренне желаю бывшему мужу только добра, он дал мне такую колоссальную школу выживания, она мне пригодилась в жизни.

— Вы сказали «сопереживать». Ваше участие в проекте по борьбе с современным рабством вызвано сочувствием к людям. Или еще были причины?


— Я совершенно случайно оказалась вовлеченной в этот мощный проект. Когда узнала обо всех ужасах, творящихся с нашими соотечественницами, я живо отреагировала. Теперь я уже стала экспертом по вопросу современного рабства, сама того не желая. Мне кажется, я знаю, что нужно сказать всем этим девочкам, которых не пощадила судьба. Если бы в то время, десять лет назад, был телефон доверия, моя жизнь повернулась бы иначе. Сейчас многим женщинам реально стало легче, им есть куда позвонить и обратиться за помощью юридической, психологической, медицинской. Конечно, я поддерживаю эту программу. А как по-другому?

— Учитывая вашу гражданскую позицию, насколько вы интересуетесь политикой?

— Смотрю новости и делаю выводы. Пытаюсь представить, что нас ждет в будущем. И какие события бы ни происходили в нашей стране, я остаюсь патриотом. Могу сказать одно: слишком много проблем в современном обществе, и одному только государству, без поддержки всего общества, их решить не под силу. Каждый из нас должен вносить свою лепту, что-то делать. Во время гастрольных туров в каждом городе я стараюсь заезжать в детские дома. Мы спокойно живем и не знаем, каковы масштабы этой проблемы — беспризорных детей. В некоторых детских домах отказники до трех лет не выходят на улицу, потому что им не в чем гулять, у них банально нет одежды. Их не могут усыновить, потому что у них официально нет документов. То, что я узнала, просто перевернуло все в моем мире: такого количества брошенных детей я не видела! Это наша национальная проблема. Почему русские считаются сердечными, добрыми людьми и притом бросают своих родных детей?

— Может быть, ваш пример вдохновит других наших звезд. Как вы помогли этим детям?


— Мы с каждого концерта перечисляем часть денег на счета детских домов. Потом посчитали, что эффективнее будет покупать необходимое и привозить туда самим. Но мы столкнулись с такой проблемой: купили детям компьютеры и айподы для учебы и досуга, а потом нам пришло письмо, в котором написано: «Вы думаете, этим детям достались ваши компьютеры?» Мы отправили туда рейд, и оказалось, что люди, которые принимали у нас эти компьютеры, нечестны. Эти дети и так лишены всего: лишены близких, лишены любви. У них нет семьи. Как можно у них отбирать последнее?

— Как вы думаете, это хорошо, когда наших детей направо и налево «раздают» иностранцам для усыновления?

— А что лучше — пусть они остаются в российских детских домах, никому не нужные? Это замечательно, когда находятся добрые люди, которые могут дать несчастному ребенку будущее. Я общалась за границей с семьями иностранцев, которые усыновили российских детей, и они счастливы. А то, что происходят трагические истории: Это случается везде, не только за границей. Разве родные родители не издеваются над своими детьми? Да сплошь и рядом!

— Валерия, позвольте еще раз вернуться к вашему концерту. Чего вы все-таки ожидаете, какого результата?

— Знаете, когда-то я очень тесно взаимодействовала с рок-культурой. В самом начале своей карьеры записала альбом с группой «Моральный кодекс». Потом много лет сотрудничала с группой «СВ», с Костей Кинчевым, участвовала в рок-концертах. Первые музыканты, которые мне аккомпанировали, были уже маститые рокеры с колоссальным жизненным и творческим опытом. И когда певица Земфира спела: «.небо, море, облака не внушают доверия. Теперь я знаю, кому поет певица Валерия», — у меня это вызвало улыбку и иронию. Я к творчеству Земфиры отношусь хорошо, она мне нравится как автор и исполнитель, но песни с серьезными текстами я стала петь гораздо раньше, чем она вышла на сцену. Да, у меня наступил этап легких лирических песен — к сожалению, в популярной песне высокая поэзия не всегда уместна. Сейчас я обратилась к классическому жанру. Мне кажется, у людей появилась внутренняя потребность услышать серьезный текст. Люди хотят воспринимать слово, они хотят снова услышать настоящую поэзию. Некоторые песни я пела 20 лет назад и ничего не испытывала, потому что ничего еще не пережила, сейчас я их же пою по-другому. Мне неловко пересказывать то, что сказал Евгений Евтушенко о моем исполнении песен на его стихи, но мне его слова были необыкновенно приятны. Наверное, настало время слушать не только веселую музыку.

— Хочется вам пожелать, чтобы концерт прошел так, как вы его запланировали.

— Вы знаете, мой сын Арсений говорит: «Мама, я за тебя всегда так волнуюсь, когда ты выходишь на сцену, — а вдруг ты споткнешься и упадешь». Я ему говорю: «Да не переживай ты так. Я уже 20 лет выхожу на сцену. Ни разу не споткнулась и не упала». Так что не волнуйтесь и вы.

Источник: газета «Труд»