Тексты песен

Голосование
Проголосуй за любимую песню Валерии

Ближайший концерт
Ближайший концерт Валерии
Голосование
Проголосуй за любимую песню Валерии

Фото

Валерия: "Я умею довольствоваться тем, что имею", интервью для Пражского Телеграфа

Валерия: "Я умею довольствоваться тем, что имею", интервью для Пражского ТелеграфаНеповторимая, элегантная, собранная, феноменально талантливая, трудолюбивая… И это всё о ней, о певице Валерии, которая 13 апреля выступила в пражском театре Hybernia. Зал подпевал вместе с ней, аплодировал до боли в ладошах и восторгался мастерством настоящей, без ложной скромности, звезды. В гримёрке у Валерии сидели двое её сыновей – Артемий и Арсений, наглаженные концертные платья чинно дожидались своей очереди на вешалках, а костюмер хлопотливо переставляла обувь. До начала концерта оставалось ещё больше часа, но у Валерии всё уже было готово к выступлению. Перед началом концерта с Валерией встретилась шеф-редактор «Пражского телеграфа» Наталья Судленкова.

У Вас трое детей, и у них у всех имена начинаются на букву «А». Это специально так придумывали?

Да нет, ничего заранее не планировали. Сначала мы знали, что будет Анна, потом, когда родился Артемий, мы долго не могли его назвать. Целый месяц думали, в итоге написали на бумажках разные имена, и Анютке, которой на тот момент был год, дали шляпу с бумажками и попросили одну достать. Она вытянула имя «Артемий». А Арсений мне просто нравится, это очень красивое имя.

А как вы зовёте детей дома?

Сенюка, Тёмка и Нюра.

А Иосифа Пригожина?

Ёся.

У Вас сегодня концерт, дети дожидаются в гримёрке, да и вообще при интенсивности Вашей концертной деятельности Вы, наверняка, видите их не так часто, как хотелось бы. У Вас никогда не было такого чувства, что Вы чего-то не додаёте детям?

Думаю, это чувство посещает каждого работающего родителя. В идеале родители не должны работать, а должны жить со своими детьми, воспитывать их, уделять им максимум времени. Но в таком воспитание тоже есть огромные минусы. Я точно знаю, что своей жизнью я учу детей трудиться. Они видят, что мне с неба в этой жизни ничего вообще не упало. Мне кажется, что они это знают, они уже сейчас в будущее смотрят с тем, что будут много работать.

Они так и говорят?

Я это от них слышу довольно часто, я это знаю, это их внутреннее стремление. Никто из них троих не думает, что они будут отдыхать

Но ведь Вы можете им обеспечить безбедное и беззаботное будущее…

Я не хочу это делать для их же блага. Потому что завтра нас может не быть, а они должны быть в этой жизни абсолютно самостоятельными и самодостаточными. Ничто не делает человека более счастливым, чем его уверенность в себе и в том, что он приносит пользу обществу, что он интересен и нужен. Не важно, как сложится его личная жизнь, он должен жить с этим ощущением самодостаточности, а по-другому это чувство не пробудить, как не дать человеку возможность самостоятельно строить свою жизнь.

Что, с Вашей точки зрения, Вы смогли дать своим детям самое главное как мать?

Мне кажется, что мне удаётся проследить связь поколений, воспитать в них тёплое отношение к своим бабушкам, прабабушкам. Для меня важно, чтобы они понимали, откуда они родом, ощущали эту глубинную связь, чтобы они ценили старших, заботились о них. Они должны понимать: что бы ни делалось сейчас – это, по сути, аванс, который они, в свою очередь, должны возвращать уже своим родителям. Я придерживаюсь той точки зрения, что, естественно, сейчас мы помогаем им, а потом они будут помогать нам. Не потому, что обязаны это делать, а просто это должно быть внутренней потребностью. У меня есть потребность радовать свою маму, бабушку, я для них готова сделать вс ё, что угодно, всё что они захотят. Они ни в чём не нуждаются, они счастливы, и если бы они у меня что-нибудь попросили, я бы в лепёшку расшиблась, но сделала это. Да меня и просить не нужно, сама всё сделаю. Я очень хотела бы, чтобы они, как минимум, были самостоятельными людьми, и мне бы хотелось, чтобы они имели человеческие взаимоотношения со старшим поколением.

У Вас такие солнечные песни. А бывает такое, что Вы утром встаёте, а небо на самом деле не такое голубое?

Нет. У меня, как правило, хорошее настроение.

Оно было таким даже тогда, когда Вы разводились со своим супругом и продюсером Шульгиным?

Да Вы что! Когда мы разводились, я была счастлива! Вообще у меня никогда не было депрессии, я просто жила и понимала, что, даже когда мне очень плохо, я должна действовать. Просто каждый раз, когда я сталкивалась с серьёзными проблемами, происходило что-то в моей жизни, что не давало мне возможности находиться один на один с печальными мыслями. Я вообще убеждена, что депрессия – это болезнь ленивых, это когда много свободного времени и можно ковыряться в себе. Мне нужно постоянно работать, у меня дети, работа, какие-то интервью, нужно постоянно что-то делать, песни записывать, куда-то бежать. Да, мне было плохо, но я понимала, что это не будет длиться вечность, всё равно это «плохо» когда-нибудь закончится.

В 2008 г. у Вас вышел диск на Западе. Вам не кажется, что ни в Британии, ни в США Вас не будут так любить так, как в России, Беларуси, на Украине?

Конечно, я это понимаю, потому что у нас общая культура, общая история. Я не хочу там безоглядной любви, всё равно люди делятся на своих и чужих, на гостей и хозяев. Но было бы интересно расширить свой круг своих зрителей и расширить аудиторию. Очень интересно проверить свои собственные силы, когда ты выходишь на сцену как новичок, т.е. тебя никто не видел. Ты чувствуешь себя, как первый раз в первый класс. И если публика устраивает тебе овации, то ты понимаешь, что оно того стоит.

Вашим учителем в «Гнесинке» был Иосиф Кобзон. У Вас есть кумир на эстраде?

У меня одного какого-то кумира никогда в жизни не было. Иосиф Кобзон – это мой учитель на все времена. Он вообще очень сдержанный человек, никогда не услышишь какой-то яркой похвалы из его уст в свой адрес. В позапрошлом году я принимала участие в его концерте в день его рождения, мы с ним дуэтом спели песню. После концерта мне надо было сразу улетать на гастроли, я в концертом платье бежала прямо в аэропорт. И он мне позвонил и сказал: «Ты стала большой артисткой». У меня просто слёзы на глаза навернулись, я не верила, что слышу эти слова из уст Кобзона.

Для Вас его точка зрения так важна?

При нём я — школьница, когда мы приезжаем в Юрмалу на фестиваль, и он каждый раз сидит в зале, то я выхожу на сцену как на экзамен, и ничего с собой не могу поделать.

Многие артисты приезжают в театр буквально к началу выступления. Вы приехали за несколько часов. У Вас есть особый ритуал подготовки к концерту?

Ритуала никакого нет, я просто приезжаю заранее – это мой самый главный ритуал. Я не понимаю, как люди могут приехать за полчаса до начала. Мне нужно сжиться с атмосферой зала, мне нужно посмотреть зал, мне нужно в нём пожить, мне нужно адаптироваться к этой реальности, я не могу прибежать и с наскоку выступить. Всё равно всё получится, но комфорта внутреннего не будет. Я приезжаю почти со всеми техниками, пусть это считается каким-то моим «бзиком», но мне так спокойней. Я просто по-другому не умею, я совершенно не умею расслабляться в день концерта. Меня постоянно гложет чувство ответственности, внутренне напряжение присутствует.

Эту ответственность в Вас родители воспитали или Вы уже сами в себе её развили?

Не знаю. Наверное, родители чему-то научили. Мама рассказывает, что когда я была маленькая, училась в первом классе, то однажды она проснулась в пять утра от того, что меня нет рядом. Пришла в зал, а я сижу и пишу задание по русскому языку. Я просто вспомнила ночью, что не выполнила задание, и проснулась от этой мысли. Наверное, я с этим чувством ответственности родилась, хотя иногда на самом деле мешает, иногда хочется от него избавиться. Смотришь на других – как всё легко и просто, а у меня постоянно по этому поводу какой-то «тонус».

Вы для многих стали символом женщины, которая взяла жизнь в свои руки и управляет ею… Вы счастливы?

Собственно говоря, так оно и было. И я абсолютно счастлива в своей жизни и довольна всем тем, что у меня есть. Я не знаю, была ли бы я счастлива как-то больше, если бы что-то сложилось иначе. Не думаю. Я умею довольствоваться тем, что имею, и я это очень ценю.

Источник: Пражский Телеграф